В. Верк, Комсомольская правда. Казахстан

Алексей Коропченко: «Мы не собираемся делить людей по паспортам и национальностям»

Compressed file

С июня это важное внешнеполитическое подразделение правительства РФ возглавил Евгений Примаков — известный журналист, до недавнего времени — депутат Госдумы. А в конце июля пост руководителя Представительства Россотрудничества в РК, директора Российского центра науки и культуры в Казахстане занял Алексей Коропченко — физик по образованию, много лет отдавший научной и преподавательской деятельности в МГУ, работе в Министерстве образования и науки РФ. С 2017 года — кадровый дипломат, советник Посольства РФ в РК.

Свое первое эксклюзивное интервью в новой должности Алексей Коропченко дал КП-Казахстан.

— Алексей Анатольевич, прежде всего позвольте поздравить вас и Евгения Александровича Примакова, которого мы знаем как блестящего журналиста-международника, с новым достойным назначением.

— Большое спасибо! Считаю важным, что мое первое интервью в новой должности появится в таком популярном в Казахстане издании, как «Комсомольская правда». Хотел бы поздравить весь ваш коллектив с 95-летием любимой «Комсомолки», которую выписываю и читаю с детства.

— Смена руководства вашей организации и ее представительства в РК практически совпали по времени с очередным «разломом» на постсоветском пространстве — скандалом на белорусском направлении, драматическими президентскими выборами и последовавшими за ними шоковыми событиями. Президент Путин провел заседание Совбеза, где, насколько известно, жестко высказался по поводу работы на ближнем «внешнеполитическом контуре», пригрозив ряду российских официальных структур «оргвыводами». Кадровые перестановки в Россотрудничестве как-то со всем этим связаны или просто так «звезды сошлись»?

— На самом деле Евгений Александрович Примаков был назначен руководителем Россотрудничества 25 июня, а перспективы его назначения обсуждались уже несколько месяцев назад. Вопрос о моем назначении решился еще в январе, но из-за пандемии я только недавно приступил к работе.

— Для нас в Казахстане драматические события в дружественной нам Беларуси стали шоком. Наверняка и в России многие не ожидали ничего подобного...

— Ну, Казахстан — совсем другая страна, здесь такое невозможно. И потом, не забывайте о географии: Белоруссия соседствует с Европой, на нее оказывается не только сильное информационное, но и культурное, если хотите — ментальное воздействие. Я очень люблю Белоруссию, мне всегда импонировал ее экономический уклад. Когда я работал в Москве, неоднократно бывал в Минске с семьей. Постоянно говорил своему младшему сыну «... Вот так мы жили в СССР».

— Вы уже несколько лет живете и работаете в Казахстане, наверняка успели присмотреться к происходящим здесь процессам. Скажите откровенно: не расслабляет ли здешняя «зона комфорта»? Или зоркий глаз дипломата видит какие-то подспудные вызовы этому спокойствию?

— Я в вашей стране уже четвертый год и никаких критических внутренних угроз нашему стратегическому партнерству не вижу. Ситуация гипотетически может измениться только в том случае, если кто-то извне попытается «раскачать лодку»... Но сейчас говорить об этом оснований нет: взвешенная политика вашего руководства, очень теплые, бережные отношения друг к другу людей разных национальностей, живущих здесь, — вот гарантия защиты от негативных сценариев.

— Ну, дай Бог, как говорится... Во время недавнего выступления в Фонде имени Горчакова Евгений Примаков назвал Россотрудничество «МИДом второго трека». Скажите, кем вы в большей степени чувствуете себя во главе Представительства РС — дипломатом, государственным менеджером, проводником и носителем «русских духовных и культурно-гуманитарных ценностей», просвещенцем, миссионером? Или кем-то еще?

— В первую очередь я чувствую себя представителем своей страны. И поскольку между нами действительно братские отношения, стараюсь внести свой вклад в их укрепление и развитие. Знаете, когда Евгений Александрович говорил о необходимости менять подходы к работе РС, я поймал себя на мысли: к нам это относится в меньшей степени. Имею основания так считать, потому что, еще работая в Посольстве, я старался активно участвовать в деятельности Российского центра науки и культуры в Нур-Султане. Мои предшественники уже несколько лет работают по проектному принципу, стараясь проводить не разрозненные мероприятия, а серийные тематические проекты.

— Г-н Примаков высказал мысль о необходимости «сменить вывеску» Россотрудничества. Какой вариант ребрендинга вы бы предложили для Представительства РС в Казахстане?

— Я привык называть наше представительство Русским домом. Мне это название видится самым подходящим — теплым, располагающим. Евгений Александрович сетовал на то, что во многих странах представительства нашего агентства находятся на территории российских дипмиссий. Куда не всякий зайдет: посольство — режимный объект. Мы же в Нур-Султане занимаем просторный и в то же время уютный особняк в историческом центре города.

— Куда каждый желающий может заглянуть чайку попить?

— Да, именно так! Более того, еще год назад мы продлили время работы, открыты по субботам. Мы искренне хотим, чтобы Русский дом стал родным для всех друзей России — независимо от национальности. Пусть общаются за чашкой чая, спорят, обсуждают наболевшее. Это же здорово, когда круг друзей нашей страны становится шире. Скажу больше: в перспективе мы хотим открыть Русский дом и в Алматы. Политическая договоренность об этом на высшем уровне уже достигнута, теперь предстоит решить еще много вопросов, чтобы реализовать ее на практике.

— В любой, скажем так, менее «русофильской» стране это известие восприняли бы по меньшей мере настороженно. Не исключаю, что даже в братском Казахстане найдутся желающие обвинить вас в попытках сформировать «пятую колонну». У вас есть что им ответить?

— Наша главная задача — дать возможность людям, живущим в Казахстане и связывающим свою судьбу и судьбу своих детей с этой землей, не утратить своих корней, сохранить русскую идентичность. В этом наша гуманитарная миссия. И мы ни в коем случае не собираемся делить людей по паспортам и национальностям. В Русском доме рады всем друзьям России.

— В недавнем интервью «Комсомольской правде» президент нашей страны Касым-Жомарт Токаев заявил: «Недавно в одном из зарубежных аналитических материалов я наткнулся на формулировку «русская диаспора в Казахстане». Предупредил наших идеологов и аналитиков ни в коем случае не применять такие выражения. Русские — это часть нашего народа...» В то же время многие российские идеологи и политики ставят в качестве стратегической задачи «сохранение национальной самоидентификации» русских в Казахстане и других государствах постсоветского пространства, их «духовной верности исторической родине». Вы не видите в этом противоречия?

— В этом я полностью солидарен с точкой зрения президента Казахстана. Вся история вашей страны свидетельствует о тесной дружбе и исторической близости русских, казахов, представителей других этносов. В республике живет единый многонациональный народ, а не обособленные друг от друга диаспоры. И не случайно одна из ведущих общественных организаций называется Ассамблея народа Казахстана. Именно народа, а не народов. Русские, как и представители других этносов, вносят в «копилку» единого народа свою культуру, которой делятся с представителями других национальностей. И наше агентство призвано способствовать этому. Так что, никакого «противоречия» здесь нет и быть не может. С другой стороны, совершенно очевидно, что нет альтернативы развитию казахской культуры, казахского языка.

— В процессе своей повседневной работы вы неизбежно и достаточно тесно взаимодействуете с казахстанскими госорганами. Эффективно ли это взаимодействие? Насколько я знаю, по функционалу Россотрудничество отчасти пересекается с нашим профильным ведомством — Министерством информации и общественного развития...

— С коллегами из МИОР у моих предшественников были налажены достаточно тесные и продуктивные контакты. Я надеюсь на их развитие и расширение. Тем более, что вы правильно сказали о имеющемся пересечении и даже совпадении стоящих перед нашими ведомствами задач. Речь идет прежде всего о пересмотре межправительственного соглашения о культурных центрах, которое было подписано очень давно — еще в 1998 году — и безнадежно отстало от сегодняшнего уровня российско-казахстанских отношений. Но, кроме того, мы активно взаимодействуем с МИДом, Минобрнауки и Минкультом. Отдельно хочу упомянуть об акимате столицы, который активно помогает во всех наших начинаниях. Эффективность сотрудничества очень высока, но, как говорится, нет предела совершенству.

— В своей программной лекции в Фонде имени Горчакова новый глава Россотрудничества озвучил «планов громадье» в работе обновляемого РС, а именно расширение спектра деятельности. Помимо традиционных — культурных, образовательных программ — названо и экономическое направление. Но почти ничего не было сказано о направлении информационном. Тут мы о своем, наболевшем. О русскоязычных СМИ. В Казахстане их, по статистике, несколько сотен и чувствуют они себя достаточно неплохо, имеют влияние, широкую и устойчивую аудиторию. Но эта аудитория — в силу объективных причин, а не по чьему-то злому умыслу — продолжает неуклонно уменьшаться. Между тем именно русскоязычные СМИ являются естественными, повседневными, самыми доступными носителями русского языка (простите за тавтологию!) Готово ли представительство в Казахстане им помогать на практике — как естественным «очагам» и носителям русской культуры, традиций, элементов духовных ценностей? Особенно в регионах, где местной прессе приходится сегодня труднее всего...

— Уверен, что даже в условиях стремительного развития новых современных коммуникаций газета, традиционное печатное слово останутся востребованными. Особенно в тех местах, где остаются проблемы с интернетом.

Россотрудничество в течение нескольких последних лет реализует президентскую программу «Новое поколение». Ее суть — в организации ознакомительных поездок в Россию, прежде всего для молодых людей. Вижу свою задачу в том, чтобы в состав этих групп всегда входили журналисты из казахстанских региональных СМИ.

Кроме этого, мы продолжим практику взаимодействия с российскими НКО, занимающимися поддержкой и повышением профессионального уровня молодых журналистов.

Добавлю, что Представительство Россотрудничества ежегодно набирает в Казахстане до 450 абитуриентов, которые уезжают учиться в ведущие вузы России на бюджетной основе. Среди них есть и будущие журналисты.

— Алексей Анатольевич, вы сказали, что чувствуете себя в нашей стране прежде всего представителем России. А можете ли сказать, что за годы работы здесь «привязало» вас к Казахстану?

— У меня немало друзей-казахстанцев еще со студенческих времен: ровно 40 лет назад в стройотряде мы строили жилье в Северном Казахстане. Моя крестная молодой женщиной переехала из моего родного города Сумы на Украине в казахстанский Павлодар. Это во-первых. А во-вторых, мне посчастливилось быть участником исторической лекции Первого Президента Республики Казахстан Н.А. Назарбаева в стенах МГУ, где в далеком 1994 году он провозгласил идею создания Евразийского союза. В то время я работал в ректорате университета и имел возможность пообщаться с Нурсултаном Абишевичем в узком кругу.

Кроме того, я немало поездил по вашей прекрасной стране. В том числе и с семьей. И она тоже от души полюбила Казахстан...

Источник:kp.kz